Позови меня с собой

Отрывок из романа

«Сын моего друга – мой сын» как мантру повторял про себя Андрей.

«Тем более, от любимой женщины» ехидно смеялся внутренний голос.

Заткнуть его не получалось никак.

Отношение Андрея к Косте было слишком неодназначным, чтобы подвести его под определенные понятия и заключить в какие-либо рамки – заключить и забыть о них. Или, что еще лучше, принять за аксиому и руководствоваться в дальнейшем, что дало бы возможность исключить это неприятное, свербящее чувство, не дающее нормально жить. С того момента, как он, кажется, впервые увидел это белокурое чудо в окружении девиц разных мастей и разного возраста. Хотелось его оберегать, защищать от всех неприятностей; прям как курица, взять под свое крыло и бесконечно квохчать над ним. Именно эти порывы Андрей никак не мог понять и принять. Над своими детьми он так не трясся; что уж говорить о чужих. И в то же время он отчетливо осознавал, что ревнует к Косте Вику. Вот уж абсурд: не к мужу, а к сыну. Именно оттого, что вся ее любовь, обожание, нежность и ласка – все, чего он лишен – достались ему. При этом он даже не думал о том, что когда-то сам, сознательно, променял Вику на сытую, благополучную жизнь, убив тем самым свою любовь и уничтожив ее морально.

«Странно. Я никогда не думал о том, как это на ней отразилось».

Вику он любил до умопомрачения. До того, что буквально растворялся в ней, обожествляя свою любовь, переполненный в то же время гордостью от осознания того простого факта, что гордая красавица, по которой буквально  все сходили с ума, выбрала именно его, Андрея. Не богатых поклонников, не мажоров, разъезжающих на дорогих спортивных автомобилях, не Аполлонов, сражавших с первого взгляда своей внешностью, а простого провинциального парня, которому, по сути, гордиться и хвастаться нечем, кроме ясного ума и светлой головы. Да, Андрей был красив и учился лучше всех на потоке, но он ясно осознавал, что предложить ему Вике абсолютно нечего. Все чаще он ощущал свою ущербность рядом с гордой красавицей, выросшей в достатке, обожаемой любящими родителями и не познавшей в жизни ничего, кроме любви. И доверия. От осознавания этого становилось особенно горько. Ну не мог он представить, как повезет ее к себе: в двухкомнатную квартиру, которую делил с отцом; в провинциальный город, где каждый знал все обо всем и где его знакомые с удовольствием посвятили бы Вику в обстоятельства его личной жизни – именно в те обстоятельства, которых он тщательно скрывал от своего нового окружения. Двухлетнего мальчика когда-то бросила собственная мать. Жертвенные порывы отца, отказавшегося ради сына от личного счастья, могли так извратить, что источником всех бед оказался бы невинный мальчик, которого родная мать променяла на актеришку погорелого театра. Правда, Андрей был благодарен судьбе за то, что матери хватило ума больше их не беспокоить и не мозолить им глаза. Тем не менее, узнав, что отец поддерживает связь с блудной бывшей женой, когда-то он чуть не сошел с ума и не успокоился до тех пор, пока отец ему не пообещал, что нога этой женщины не переступит порог их родного жилища. Отец молча гладил его по голове и уверял сына, что беспокоиться не о чем.

– Пап…

– Нет, сынок. Я и сам не принял бы ее обратно. За тебя – не смог бы простить. Но… Понимаешь, я беспокоюсь о ней. Что ни говори, она твоя мать и…

– Нет у меня матери. Ты – мой отец и мать. Пап, я счастлив, понимаешь. Не хочу, чтобы эта мегера разрушила все.

– Обещаю, сын. Не буду больше с ней общаться.

О том, что хроническая болезнь почек дала осложнение на сердце и отцу требуется срочная операция, он узнал, можно сказать, совершенно случайно. Встревоженный отсутствием вестей он, досрочно завершив сессию, прилетел домой. Оказалось, что отец уже неделю как в больнице. Узнав обо всем у сердобольной соседки, Андрей, так и не поев, помчался к отцу – в реанимацию.

– Прости, – вздохнул отец. – Не выдержал до конца твоей учебы.

– О чем это ты? Ты хоть подумал, как я, без тебя… Да зачем мне жить, если тебя не будет. Так себя запускать… Ты мне здоровым нужен, пап. Бог с ней, с учебой, проживу и без диплома. – Он твердо решил вернуться.

– А что, что-то серьезное? – встрепенулся отец. – Врач темнит, ничего толком не объясняет. И не вздумай оставить учебу, – строго произнес потом. – Не для того я тебя воспитал, чтобы вкалывал на заводе. Обещай.

– Прости, пап, – вздохнул Андрей. – Ты тоже обещай, что поправишься. И больше не будешь пугать меня.

– Я еще внуков буду нянчить, сын.

А Андрею казалось, что жизнь превратилась в сплошную черную пелену. Отцу требовалась операция на сердце. И времени оставалось в обрез – максимум полгода. И с каждым днем уменьшаются шансы на благоприятный исход. При мысли о том, что всего лишь через несколько месяцев прервется жизнь самого дорогого человека на свете, сердце Андрея рвалось на части. Операция стоила очень дорого и проводили ее лишь зарубежом. Стоимость их двухкомнатной квартиры не покрывала и десятую долю расходов. Да и лишить отца крыши над головой… Без всяких раздумий он продал бы любой свой орган, но не знал, к кому и как обращаться.

В столицу вернулась бледная тень Андрея. Мозг съедала одна мысль: «Где достать денег на операцию? Как спасти отца?» Страстно лаская любимую девушку, он думал о том, что бриллианты Вики могли бы покрыть почти все  расходы. Но он ни словом не обмолвился ей о своих проблемах. Ни за что на свете он не стал бы говорить ей о своем плачевном положении.  При виде Вики Андрей натянуто улыбался, а девушка, купающаяся в лучах своей любви, не замечала стылой тоски, проглядывающей под прежним, беззаботным парнем.

Андрей не замечал, что почти перестал есть и запустил учебу. Насторожилась даже Вика, устроившая парню форменный допрос и уговорившая наконец сдать анализы и полностью провериться.

– Не нравится мне твое состояние. Ты хоть ешь?

– Ем, – вздохнул Андрей. – Вик, я здоров.

– Не похоже, – поджала губы девушка. – Лучше предупредить болезнь, чем потом кусать локти. Утром на анализы, не забудь. Ты обещал, – предупредила она возражения парня.

Андрей молча кивнул. Проще уступить, чем голыми руками идти против танка. Пускай успокоится. Да и сам… отвлечется.

В приступе отчаяния и малодушия, сжигаемый беспокойством за отца, он не раз порывался посвятить Вику в свои проблемы и даже попросить ее замолвить за него словечко перед отцом. Ведь то, что для него – непомерная сумма, для такого богача, как Игнат Валерьевич, капля в море. Но… Пришлось бы ему после этого полностью порвать с Викой. Как он мог бы смотреть ей в глаза. А ее отец… Даже если б Вика во всем поняла и помогла ему, в глазах родителей он останется нищим альфонсом. Да и не было никакой гарантии, что из этого что-то выгорит. Кто он такой, чтобы ради него жертвовать своими кровными. Иногородний нищий студент. Удивительно даже, что эти богатые снобы терпят его рядом со своей единственной дочерью. Решающим аргументом служило именно последнее и Андрей, скрепя сердце, скрывал от Вики свое горе. Иначе… На все он плюнул бы и на коленях умолял бы Игната Валерьевича пожертвовать деньги на операцию отцу.

Оказалось, что за ним очень даже пристально следил еще кое-кто. Тот, на кого Андрей не обращал никакого внимания.

Айнаш Маукен


Notice: compact(): Undefined variable: limits in /var/www/vhosts/blog.madeniportal.kz/httpdocs/wp-includes/class-wp-comment-query.php on line 853

Notice: compact(): Undefined variable: groupby in /var/www/vhosts/blog.madeniportal.kz/httpdocs/wp-includes/class-wp-comment-query.php on line 853

ЖАУАП ҚАЛДЫРУ

Please enter your comment!
Please enter your name here